Preview

Онкоурология

Расширенный поиск
Том 12, № 2 (2016)
Скачать выпуск PDF
https://doi.org/10.17650/1726-9776-2016-12-2

РАК ПОЧКИ

14-17 377
Аннотация

В статье представлен первый промежуточный анализ базы данных, включающей информацию о 806 больных метастатическим раком почки, получавших таргетную терапию в онкологических учреждениях Департамента здравоохранения г. Москвы. Показан сравнительный анализ сроков проведения 1-й линии таргетной терапии различными препаратами до установления прогрессирования.

18-27 318
Аннотация

Цель исследования – оценить эффективность и безопасность эверолимуса в российской популяции неотобранных больных распространенным раком почки, прогрессирующим после не менее 1 линии антиангиогенной таргетной терапии.

Материалы и методы. В наблюдательное многоцентровое исследование CRAD001LRU03 с 17.01.2012 по 31.03.2015 в 43 центрах были включены 226 больных распространенным почечно-клеточным раком с доказанным прогрессированием на фоне или после не менее 1 линии антиангиогенной таргетной терапии. Обследование всех пациентов проводили согласно принятой в каждом центре практикой, терапию эверолимусом назначали в соответствии с инструкцией к препарату.

Результаты. Частота объективных ответов составила 10 %, контроль над опухолью достигнут у 69,2 % больных. Медиана выживаемости без прогрессирования – 7,8 мес. Нежелательные явления развились у 44,7 % пациентов, достигли III–IV степени тяжести в 9,3 % и послужили причиной для отмены терапии эверолимусом в 2,2 % случаев. Наиболее частыми осложнениями лечения были пневмонит (n = 5 (2,2 %)) и анемия (n = 3 (1,3 %)).

Заключение. Наблюдательное исследование подтвердило эффективность и благоприятный профиль безопасности ингибитора mTOR эверолимуса у неотобранных российских больных распространенным раком почки с прогрессированием или непереносимой токсичностью на фоне антиангиогенной таргетной терапии.

28-35 359
Аннотация

Введение. Опухоли надпочечника встречаются у 3–10 % населения, и в большинстве это доброкачественные опухоли коры надпочечника. Адренокортикальный рак – очень редкая опухоль и регистрируется с частотой 1–2 случая на миллион в год. В Национальной базе данных рака США зарегистрированы 4275 пациентов с адренокортикальным раком с 1985 по 2007 г. Эпидемиологические данные в России оценить крайне затруднительно, так как онкологическая отчетность отдельно по адренокортикальному раку не формируется.

Материалы и методы. За период с декабря 1998 по март 2015 г. в условиях клиник СибГМУ оперированы 133 пациента с опухолями надпочечника, из них 49 мужчин и 84 женщины (1:1,7). Средний возраст пациентов составил 51,3 (16–80) года, медиана 51,0 года. Правый надпочечник был поражен у 49 (36,9 %) больных, левый – у 77 (57,9 %), оба надпочечника – у 7 (5,3 %). Среди всех пациентов выделена группа из 21 (15,8 %) человека с первичными злокачественными опухолями надпочечника. Клинические проявления заболевания оценивали по наличию гормональной активности, симптомов со стороны желудочно-кишечного тракта, болевого синдрома, артериальной гипертензии. Все больные были оперированы под эндотрахеальным наркозом. Статистическую обработку данных выполняли с помощью программного пакета Statistica 6.0. Анализ выживаемости проводили по методу Каплана–Майера, для сопоставления групп применяли критерий Гехана–Вилкоксона.

Результаты. В исследовании проведен анализ результатов лечения 21 (15,8 %) пациента с первичными злокачественными поражениями надпочечника (1-я группа). Наиболее частой морфологической формой был адренокортикальный рак – у 15 (11,3 %) пациентов, средний возраст 48,1 года (5 мужчин, 10 женщин (1:2)). В 4 случаях отмечено поражение правого, в 9 – левого и в 2 – обоих надпочечников. Во 2-й группе – «другие злокачественные поражения надпочечника» – определены по 1 случаю редких злокачественных поражений надпочечника: злокачественная феохромоцитома, саркома, меланома, плоскоклеточный рак, болезнь Кастлемана и онкоцитарная карцинома. По стадии опухолевого процесса пациенты с адренокортикальным раком распределились следующим образом: стадия T1–2 – по 3 случая, T3 – 4 и T4 – 5. У пациентов с адренокортикальным раком размер опухоли надпочечника составил 8,7 ± 4,9 см, артериальная гипертензия как основное клиническое проявление имела место у 5 пациентов, болевой синдром – у 10, гормональная активность отмечена у 8, отклонение электролитов крови от нормальных показателей – у 3, проявления со стороны желудочно-кишечного тракта – у 9 больных. В 1-й группе за время исследования живы 8 (38,1 %), умерли 13 (61,9 %) пациентов. При этом общая 5-летняя выживаемость составила 37,9 %. Пятилетняя выживаемость пациентов с адренокортикальным раком составила 42,4 % (живы – 6 (53,3 %), умерли – 9 (46,7 %)), а пациентов с другими злокачественными поражениями надпочечника – 33,3 % (живы – 2 (33,3 %), умерли – 4 (66,7 %)).

Заключение. Хирургическое удаление адренокортикальной опухоли – единственный вариант лечения, который позволяет вылечить пациента или значительно продлить жизнь, особенно если болезнь обнаружена на I или II стадии.

РАК МОЧЕВОГО ПУЗЫРЯ

36-39 311
Аннотация

Введение. Примерно 80 % первично диагностируемых уротелиальных карцином мочевого пузыря являются поверхностными. При этом у 10–20 % пациентов с первично выявляемым поверхностным уротелиальным раком впоследствии развивается мышечно-инвазивное и метастатическое поражение. В связи с этим важной является идентификация прогностических факторов, которые могли бы выделить группу поверхностных опухолей с более высоким потенциалом агрессивности.

Цель исследования – определение роли экспрессии р53 как фактора прогноза в развитии поверхностных уротелиальных карцином мочевого пузыря.

Материалы и методы. Ретроспективно проанализированы 72 истории болезни пациентов (11 женщин и 61 мужчины) с первично диагностированным поверхностным уротелиальным раком мочевого пузыря I и II степеней злокачественности. Всем пациентам была проведена повторная трансуретральная резекция через 6 нед после 1-й операции. При отсутствии остаточной опухоли пациентам выполняли цистоскопическое исследование каждые 3 мес в течение 1-го года после вмешательства и каждые 3–6 мес в последующем. Среднее время наблюдения составило 43,2 мес. Иммуногистохимическое исследование с онкопротеином р53 было проведено по стандартному протоколу на 72 срезах поверхностных зафиксированных формалином и залитых в парафин фрагментов опухоли. Экспрессия р53 также была определена в 10 гистологически неизмененных фрагментах слизистой оболочки мочевого пузыря.

Результаты. В зависимости от процента ядер с экспрессией р53 были выделены 2 группы: 1-ю составили 40 (55,5 %) образцов опухоли с экспрессией р53 < 20 % и 17 (23,6 %) образцов без экспрессии р53; 2-ю – 15 (20,9 %) образцов с экспрессией р53 > 20 % (4 пациента – 20–40 %, 8 – 40–60 %, 3 – 60–80 %). В нормальной ткани мочевого пузыря во всех 10 образцах экспрессия р53 не определялась. За время наблюдения у 1 из 57 пациентов 1-й группы было отмечено прогрессирование заболевания, во 2-й группе их число достигало 13 из 15. Пациенты групп сравнения одинаковы по клиническим характеристикам. Среднее время до прогрессирования заболевания составило 17,3 мес.

Заключение. Результаты настоящего исследования доказывают, что онкомаркер p53 является фактором прогноза в развитии поверхностных уротелиальных карцином мочевого пузыря.

40-52 329
Аннотация

Введение. Основной проблемой при лечении рака мочевого пузыря без мышечной инвазии (РМПБМИ) является высокая частота рецидивов после визуально полной трансуретральной резекции (ТУР). Одним из факторов, влияющих на отдаленные результаты лечения этой патологии, может быть качество выполнения ТУР, которое зависит от опыта хирурга.

Цель работы – оценка влияния хирурга на безрецидивную выживаемость после радикального лечения пациентов с РМПБМИ, а также поиск оптимальных критериев качества выполнения ТУР мочевого пузыря при этом заболевании.

Материалы и методы. Проведен ретроспективный анализ данных пациентов с первичным или рецидивным РМПБМИ, леченных с использованием ТУР с или без проведения внутрипузырной терапии на базе РНПЦ ОМР им. Н.Н. Александрова с 2004 по 2013 г. Всего в исследование включены 949 случаев проведения органосохраняющего лечения у 784 пациентов. Операции выполняли 5 хирургов со сравнимым опытом проведения ТУР.

Результаты. При медиане наблюдения 64,3 (3–124) мес показатели 5-летней безрецидивной выживаемости в 5 хирургических группах составили 62,9 (95 % доверительный интервал (ДИ) 56,2–69,7), 53,6 (95 % ДИ 47,4–59,9), 51,0 (95 % ДИ 39,6–62,4), 46,2 (95 % ДИ 36,4–56,0) и 44,2 % (95 % ДИ 36,8–51,7) соответственно (p < 0,0001). По данным мультивариантного анализа с включением всех потенциальных факторов риска сохранялась прогностическая роль опыта хирурга с высокой степенью статистической значимости (р = 0,0013). Различия между хирургами были менее выражены при резекции опухолей с низким риском рецидива. Анализ распределения частоты рецидивов в первые 3, 6 и 12 мес после ТУР в зависимости от хирурга, стратифицированных по группам риска рецидива, показал, что наиболее различающиеся показатели наблюдались через 12 мес после ТУР.

Выводы. Хирург-оператор оказывает существенное влияние на риск рецидива после радикального лечения пациентов с РМПБМИ. В нашем исследовании этот эффект наблюдался несмотря на относительно большой опыт оперативного лечения данной патологии всеми хирургами и выполнение операций в условиях одного высокоспециализированного центра. Различия между хирургами менее выражены при резекции опухолей с низким риском рецидива. За критерии качества выполнения ТУР можно принять частоту рецидивов в течение 1-го года после операции для первичных одиночных опухолей (до 10 %), для рецидивных или множественных опухолей (до 19 %) и для рецидивных и множественных (до 32 %).

53-57 301
Аннотация

Цель исследования – изучение диагностического значения фактора роста эндотелия сосудов (vascular endothelial growth factor, VEGF) при мышечно-инвазивном раке мочевого пузыря (МИРМП).

Материалы и методы. Определение уровня VEGF методом иммуноферментного анализа в сыворотке крови и плазме проводили до оперативного вмешательства у больных с инвазией в пределах органа и с экстраорганным ростом, а также через 12–18 мес после операции у пациентов с рецидивами и метастазами или без таковых.

Результаты. Было установлено, что содержание VEGF является одним из показателей активности опухолевого ангиогенеза. Так, повышение уровня VEGF коррелировало с глубиной инвазии опухоли, являясь одним из показателей ее агрессивности и злокачественности, а также метастатического потенциала. В то же время снижение концентрации данного биомаркера у больных МИРМП в послеоперационном периоде сопровождалось уменьшением или отсутствием клинических проявлений опухолевого роста.

Выводы. Таким образом, определение содержания VEGF в сыворотке крови и плазме может служить основой для разработки новых методов ранней неинвазивной диагностики МИРМП, прогнозирования течения заболевания и оценки эффективности лечения.

58-63 446
Аннотация

Введение. Лейкоплакию, или плоскоклеточную метаплазию (ПМ) мочевого пузыря, выявляют при эндоскопической диагностике с биопсией уротелия. Помимо раздражения слизистой оболочки химическими реагентами или лекарственными средствами причиной развития ПМ служит длительное воздействие яиц шистосом (Schistosoma haematobium), проникающих в мочевой пузырь при инфицировании. Наиболее частой причиной ПМ является мочеполовой шистосомоз (МШ) с одним из наиболее известных и опасных осложнений – шистосомным раком мочевого пузыря (шРМП). Течение шРМП, как правило, сопровождается ороговевающей ПМ. Особенности клеточных механизмов, связывающих шистосомную инвазию с развитием шРМП, изучены недостаточно. ПМ может указывать на наличие раковой трансформации или служить маркером длительного воспалительного процесcа. С учетом социально-политических условий современного мира и развития туризма актуальность вопросов диагностики и лечения больных этими видами патологии возрастает.

Материалы и методы. Проанализированы результаты наблюдения 181 жителя Республики Ангола, обратившихся с макрогематурией, за 2009–2010 гг. У всех пациентов верифицирован МШ. Выполняли тесты мочи на выявление шистосом, цитологическое исследование осадка мочи (ЦИОМ), лучевые и эндоскопические методы диагностики, биопсию уротелия. При статистическом анализе использовали госпитальные базы данных.

Результаты. В 142 (78,5 %) случаях был подтвержден неосложненный МШ, у 39 (21,5 %) пациентов выявлен шРМП (средний возраст 29,25 года). В 21 (14,8 %) случае МШ инвазия шистосом сочеталась с трихомонадной инфекцией, яйца шистосом в осадке мочи определены лишь в 20 % случаев. Изменения структуры и толщины стенки мочевого пузыря по данным ультразвукового исследования сочетались с ПМ в 26,8 % случаев. Сочетание ПМ и гидронефроза за счет стеноза устья мочеточника на фоне МШ обнаружено у 2 (1,4 %) пациентов. Совпадение случаев ПМ с ультразвуковой картиной, характерной для проявлений МШ, не превышало 14,1 %. При цистоскопии ПМ отмечена у 76 (53,5 %) больных. В большинстве случаев ПМ была подтверждена при сочетании ЦИОМ, цистоскопии и ультразвукового исследования при грубых гранулематозных изменениях слизистой оболочки мочевого пузыря и значительном (свыше 8 мм) утолщении стенки органа. Среди пациентов с шРМП ПМ верифицирована в 25 (64,1 %) случаях. Частота встречаемости метаплазии напрямую коррелировала со стадией опухолевого процесса. Всем больным проводили терапию празиквантелом 40 мг / кг. При бактериурии (28,9 %) дополнительно назначали фторхинолоны, при трихомониазе (14,8 %) – антипротозойные средства. Контрольную цистоскопию выполняли спустя 10 дней после окончания лечения. После завершения курса терапии все явления ПМ были купированы, специализированное хирургическое лечение не проводили.

Выводы. Выявление ПМ у больных МШ не имеет самостоятельного клинического значения, поскольку встречается в комплексе с другими специфическими изменениями слизистой оболочки, а также не определяется на ранних стадиях опухолевого процесса. ПМ сопровождает неосложненные формы МШ, при консервативном лечении отмечается полная регрессия диспластических изменений уротелия. Дальнейшее изучение структуры и поведения эпителия мочевого пузыря у больных МШ чрезвычайно важно для понимания патогенеза опухолевого роста и сохранения высокого качества жизни молодых пациентов с впервые выявленным раком мочевого пузыря паразитарной природы.

РАК ПРЕДСТАТЕЛЬНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

64-73 456
Аннотация

Рак предстательной железы (РПЖ) является одной из наиболее актуальных проблем современной онкоурологии в России по причине неуклонного роста показателей заболеваемости и смертности от данной патологии. Основными методами лечения больных локализованным и местно-распространенным РПЖ являются радикальная простатэктомия (РПЭ) и дистанционная лучевая терапия (ДЛТ) или брахитерапия. Тем не менее частота лимфогенного прогрессирования заболевания после проведения радикального лечения достигает 15–40 %. При этом крайне важным является поиск опухолевого очага, приводящего к повышению маркера. В случае выявления местного рецидива после выполненной ранее РПЭ может быть проведена спасительная ДЛТ. При верификации рецидива после спасительной ДЛТ или брахитерапии больным может быть рекомендована РПЭ в специализированных центрах, обладающих должным опытом выполнения данного вида хирургического вмешательства. У пациентов с появлением отдаленных метастазов единственным общепринятым методом до настоящего времени являлась паллиативная гормональная терапия. Тем не менее у значительного числа больных маркерный рецидив может быть ассоциирован с так называемым олигометастатическим прогрессированием заболевания, при котором количество выявленных метастатических очагов минимально. Внедрение в клиническую практику перспективных и высокоточных методов диагностики, обладающих высокой чувствительностью и специфичностью даже при минимальных уровнях простатического специфического антигена, таких как магнитно-резонансная и позитронно-эмиссионная томография, позволило существенно увеличить число выявляемых пациентов с олигометастазами и предложить новые терапевтические концепции для лечения данного контингента больных. В последнее время в литературе появляется все больше работ, свидетельствующих о возможности применения локальных методов терапии (хирургии или лучевой терапии) у пациентов с наличием олигометастазов при прогрессировании заболевания после радикального лечения. Как показывают результаты исследований, персонализированный подход и использование хирургических или лучевых методов терапии у отобранных пациентов позволяет существенно увеличить продолжительность времени до назначения гормонального лечения, а в ряде случаев – полностью отказаться от его проведения. В статье приведен обзор данных литературы, освещающих данную проблему.

74-79 477
Аннотация

Введение. Одним из новых методов, активно внедряющихся в медицинскую практику, является ультразвуковая эластометрия сдвиговой волной (УЗЭСВ). Это метод качественной и количественной оценки жесткости ткани посредством ультразвукового исследования. В 2010 г. технология сдвиговой волны получила название Share Wave Elastograhpy. За счет создания фронта сдвиговых волн в глубине ткани возможно проводить одновременно качественную и количественную оценку жесткости исследуемой области.

Цель исследования – изучить диагностическую эффективность УЗЭСВ при оценке распространенности онкологического процесса у больных раком предстательной железы (РПЖ) и провести сравнительную оценку полученных результатов с данными рутинных методов лучевой диагностики.

Материалы и методы. В клинике урологии Первого МГМУ им. И. М. Сеченова с апреля 2015 г. выполнено 314 исследований предстательной железы с применением УЗЭСВ. Использовали ультразвуковую систему Aixplorer компании SuperSonicImagine. В данной системе предусмотрена возможность одновременной оценки как В-режима, так и режима УЗЭСВ. Исследование основывалось на трансректальных эхограммах, полученных с использованием 6 измерений, так называемых Q-box (по 3 из каждой доли по сегментам от основания до апекса, соответствующих зонам биопсии). Единицей измерения было принято среднее значение в килопаскалях (кПа). Все пациенты были рандомизированы на 3 группы. Первая группа (проспективное исследование) включала 146 мужчин с подозрением на РПЖ. Вторая группа (ретроспективное исследование) – 120 мужчин с верифицированным диагнозом РПЖ. И 3-я группа (контрольная) – 48 здоровых мужчин. Всем пациентам 1-й и 2-й групп выполняли стандартное комплексное обследование, включающее: измерение уровня простатического специфического антигена (ПСА), пальцевое ректальное исследование (ПРИ), трансректальное ультразвуковое исследование (ТРУЗИ) с допплерографией, гистосканирование (ГС) и уже после УЗЭСВ. Простатэктомию проводили 229 пациентам 1-й и 2-й групп. У этих больных также оценивали послеоперационные морфологические результаты. Всего 63 пациентам из 1-й и 2-й групп выполнена магнитно-резонансная томография (МРТ) органов малого таза с контрастированием. В группе здоровых мужчин помимо УЗЭСВ использовали только стандартные методы диагностики РПЖ (уровень ПСА, ТРУЗИ и ПРИ).

Результаты. По результатам исследования мы получили пороговые значения жесткости ткани предстательной железы по данным УЗЭСВ, характерные для нормальной предстательной железы – от 0 до 23 кПа, гиперплазии предстательной железы (ГП) – от 23,4 до 50 кПа, РПЖ – от 50,5 кПа. Всего исследованы данные 212 больных с верифицированным РПЖ. При анализе обнаружено закономерное увеличение средней степени жесткости ткани в зависимости от клинической стадии и дифференцировки опухоли (суммы баллов по шкале Глисона). Все пациенты были разделены на подгруппы, в которых были выявлены корреляционные значения. У больных с суммой баллов по шкале Глисона 7 среднее значение жесткости составило 72 кПа (n = 63). У 57 пациентов с суммой баллов по шкале Глисона 7 определялась средняя жесткость ткани 69 кПа. У 48 пациентов с суммой баллов по шкале Глисона от 8 до 10 жесткость ткани соответствовала в среднем 119 кПа. Местно-распространенная стадия Т3–4 была зарегистрирована у 44 обследованных больных. Значение жесткости коррелировало со степенью дифференцировки опухоли: так, показатели варьировали от 120 до 295 кПа. По результатам анализа были определены специфичность и чувствительность метода, которые составили 90,8 и 94,6 % соответственно. Проведена сравнительная оценка с другими методами обследования, которые выполняли этим же больным. Показатели информативности УЗЭСВ значительно превосходят ПРИ, ТРУЗИ с допплерографией и ГС, однако остаются менее информативными по сравнению с МРТ с контрастным усилением.

Заключение. С учетом вышеизложенного можно говорить о высокой информативности метода УЗЭСВ в выявлении РПЖ. Метод показал высокий процент совпадений результатов с данными МРТ с контрастированием и оказался более специфичным, чем ГС.

80-83 460
Аннотация

У пациентов, страдающих раком предстательной железы, выявляют случаи необычного злокачественного течения заболевания. Возникнув в молодом возрасте, это заболевание может сочетаться с нормальными (до 4 нг / мл) значениями простатического специфического антигена, а также иметь плохой клинический прогноз, характеризующийся резистентностью к проводимому стандартному лечению. В обзоре литературы приведены данные по выделению из общей популяции тех пациентов, которые имеют носительство мутаций генов BRCA1 / 2. Доля таких больных составляет 2 %, для них необходимы проведение программ прицельного скрининга рака предстательной железы и разработка специальных схем лечения. Рассматривая механизм действия препаратов платины и данные, полученные из исследований по лечению BRCA1 / 2-зависимого рака яичников у женщин, согласно которым наблюдается высокая чувствительность к препаратам платины у пациенток с мутациями генов репарации дезоксирибонуклеиновой кислоты путем гомологичной рекомбинации, можно предположить, что дефекты репарации дезоксирибонуклеиновой кислоты при метастатическом кастрационно-резистентном раке предстательной железы также могут быть высокочувствительны к препаратам платины.

84-91 191
Аннотация

В данной статье представлены промежуточные результаты многоцентровой наблюдательной программы по применению 6-месячной депо-формы лейпрорелина ацетата (Элигард 45 мг). Основная цель исследования – подтверждение эффективности и безопасности препарата Элигард 45 мг у больных раком предстательной железы (РПЖ) в рутинной клинической практике российских онкоурологов. Через 12 мес гормональной терапии препаратом Элигард 45 мг у большинства пациентов было достигнуто значимое снижение уровня простатического специфического антигена (ПСА) на фоне адекватной супрессии уровня тестостерона ниже кастрационного значения 20 нг / дл. Уровень ПСА в сыворотке крови снижался в среднем на 82 % (с 41,4 до 7,65 нг / мл). Уровень тестостерона < 20 нг / дл был достигнут у 89 % больных, получавших препарат Элигард 45 мг. Анализ качества жизни пациентов с РПЖ, проходящих терапию препаратом Элигард 45 мг, показал улучшение данного показателя на фоне лечения. Таким образом, промежуточные результаты многоцентровой наблюдательной программы подтверждают хорошую переносимость и эффективность 6-месячной депо-формы препарата Элигард 45 мг в отношении супрессии уровней ПСА и тестостерона в сыворотке крови в рутинной клинической практике у больных РПЖ.

СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ

92-96 352
Аннотация

Лейомиосаркомы вен забрюшинного пространства – редкие злокачественные неорганные образования мезодермального происхождения, развивающиеся из гладкой мышечной ткани стенки сосуда. Это медленно растущие опухоли, которые характеризуются довольно поздней симптоматикой и диагностируются уже при запущенных формах. Лейомиосаркомы почечной вены являются еще более редким онкологическим заболеванием. Лечение данной патологии в основном хирургическое, часто дополняется химиолучевым. Учитывая редкость данных злокачественных заболеваний, репортирование каждого клинического случая имеет высокую научную ценность и значимость. В статье приведены 2 клинических случая с описанием проблем диагностики и лечения пациентов.

97-99 359
Аннотация

В целях быстрого достижения стабильного гемостаза в лапароскопической/роботической хирургии широко используются клипсы. В настоящей статье описан клинический случай миграции клипсы в полость мочевого пузыря с формированием конкремента без сопутствующей стриктуры везикоуретрального анастомоза у пациента после роботической радикальной простатэктомии.

ЮБИЛЕЙ

СЪЕЗДЫ И КОНФЕРЕНЦИИ



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1726-9776 (Print)
ISSN 1996-1812 (Online)