Preview

Онкоурология

Расширенный поиск

Раннее удаление уретрального катетера после экстраперитонеоскопической радикальной простатэктомии

https://doi.org/10.17650/1726-9776-2019-15-2-53-63

Полный текст:

Аннотация

Введение. Экстраперитонеальная радикальная простатэктомия (РПЭ) у пациентов с раком предстательной железы используется при отсутствии показаний для выполнения тазовой лимфаденэктомии, т. е. при заболевании низкого и промежуточнонизкого риска. Минимально инвазивные технологии при ее выполнении позволяют осуществить прецизионное формирование везикоуретрального анастомоза и зачастую облегчить течение раннего послеоперационного периода. Тем не менее даже минимально инвазивный подход не позволяет избежать факторов, ухудшающих качество жизни пациентов в послеоперационном периоде, таких как уретральный катетер.

Цель исследования – оценка возможности удаления уретрального катетера в максимально ранние сроки после выполнения РПЭ.

Материалы и методы. С марта 2017 г. по ноябрь 2018 г. в НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова 28 пациентам с раком предстательной железы низкого (n = 22) и промежуточно-низкого (n = 6) риска (согласно критериям NCCN (National Comprehensive Cancer Network)) была проведена экстраперитонеальная лапароскопическая РПЭ. Все операции выполнены одним хирургом (А. К. Носов). Критериями включения в исследование явились локализованный рак предстательной железы, уровень простатического специфического антигена (ПСА) <10 нг / мл, сумма баллов по шкале Глисона ≤7, ожидаемая продолжительность жизни более 10 лет и предоперационное консультирование пациента (осведомление пациента о раннем удалении уретрального катетера). Все пациенты перед РПЭ полностью удерживали мочу. В ходе вмешательства проводили экстраперитонеальное удаление предстательной железы, семенных пузырьков, во всех случаях выполняли сохранение шейки мочевого пузыря и при наличии показаний (нормальная предоперационная функция по оценке опросника Международного индекса эректильной функции (МИЭФ-5), подходящие онкологические критерии) нервосбережение. Формирование везикоуретрального анастомоза, тщательность и прецизионность которого считались ключевым моментом в возможности раннего удаления уретрального катетера, осуществляли с помощью циркулярного шва нитями V-Loc. После формирования анастомоза его герметичность оценивали введением по устанавливаемому уретральному катетеру Фолея № 20 Ch 150 мл физиологического раствора. Другие мочевые / страховые дренажи не устанавливали. За исключением случаев макрогематурии уретральный катетер удаляли на 1‑е сутки послеоперационного периода (<24 ч) с последующим активным наблюдением за пациентом – субъективная и объективная оценка мочеиспускания (дневник мочеиспусканий, ультразвуковое определение остаточной мочи). Сразу после удаления уретрального катетера назначали ингибиторы ФДЭ-5 (при выполнении нервосберегающей РПЭ) и α-адреноблокаторы. Все пациенты были доступны для 3‑месячного наблюдения. В течение наблюдения проводили ежемесячную оценку состояния: анализ опросников IPSS, QoL, уровня ПСА, оценку остаточной мочи, урофлоуметрию.

Результаты. Средний возраст пациентов составил 63 года (52–71 год). Средний уровень ПСА перед проведением РПЭ – 7,6 нг / мл. Во время операции ни у одного пациента не потребовалось выполнения гемотрансфузии или конверсии. Рутинная цистография перед удалением уретрального катетера не выполнялась. Все осложнения раннего послеоперационного периода отнесены к незначительным I, II и IIIa степеням соответственно у 2 (7,2 %), 5 (17,8 %) и 1 (3,6 %) пациента. Связанные с ранним удалением уретрального катетера осложнения включали затек мочи из зоны везикоуретрального анастомоза (у 1 (3,6 %) пациента разрешено повторной установкой катетера и пролонгированной катетеризацией) и обструкцию мочеиспускания (у 4 (14,3 %) пациентов, из них 2 выполнена повторная катетеризация и 2 – троакарная эпицистостомия). На следующий день после удаления катетера (2‑й послеоперационный день) были выписаны 22 (78,6 %) пациента. Повторных госпитализаций у больных этой группы не потребовалось. У 6 (21,4 %) пациентов продолжительность госпитализации составила 5–18 дней. Предоперационное занижение степени дифференцировки отмечено у 9 (32,1 %) пациентов из группы низкого риска и у 1 (3,6 %) больного из группы промежуточно-низкого. В 6 случаях изначально локализованный процесс патоморфологически оценен как местно-распространенный с инвазией в семенные пузырьки (n = 2) или с экстропростатическим распространением (n = 4). Все прооперированные пациенты имели уровень ПСА <0,2 нг / мл в течение 90 дней после операции. Послеоперационная оценка показала улучшение функции мочеиспускания и у отдельных пациентов сохранение эректильной функции после выполнения РПЭ с послеоперационным ведением по предложенной методике.

Заключение. Несмотря на развитие хирургической техники и широкое распространение минимально инвазивного подхода в хирургическом лечении рака предстательной железы, единого мнения о сроках удаления уретрального катетера нет. Наши результаты показали, что при адекватном формировании везикоуретрального анастомоза с сохранением шейки мочевого пузыря, ретциевого пространства, при выполнении нервосбережения, тщательном прецизионном формировании анастомоза, обязательном интраи послеоперационном контроле и у проинформированных пациентов возможно раннее удаление катетера.

Об авторах

А. К. Носов
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России
Россия

Носов Александр Константинович - заведующий отделением онкоурологии и общей онкологии

197758 Санкт-Петербург, пос. Песочный, ул. Ленинградская, 68



С. А. Рева
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России; Клиника урологии ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова» Минздрава России
Россия

Рева  Сергей Александрович - руководитель отделения андрологии и онкоурологии

197758 Санкт-Петербург, пос. Песочный, ул. Ленинградская, 68, 

197022 Санкт-Петербург, ул. Льва Толстого, 6–8 




М. В. Беркут
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России
Россия

Беркут Мария  Владимировна

197758 Санкт-Петербург, пос. Песочный, ул. Ленинградская, 68




С. Б. Петров
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н. Петрова» Минздрава России; Клиника урологии ФГБОУ ВО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова» Минздрава России
Россия

Петров  Сергей  Борисович

197758 Санкт-Петербург, пос. Песочный, ул. Ленинградская, 68, 

197022 Санкт-Петербург, ул. Льва Толстого, 6–8 




Список литературы

1. Bill-Axelson A., Holmberg L., Garmo H. et al. Radical Prostatectomy or Watchful Waiting in Prostate Cancer – 29-Year FollowUp. N Engl J Med 2018;379(24): 2319–29. DOI: 10.1056/NEJMoa1807801.

2. Atug F., Thomas R. Transperitoneal versus extraperitoneal robotic-assisted radical prostatectomy: which one? Minerva Urol Nefrol 2007;59(2):143–7.

3. Webb D.R., Sethi K., Gee K. An analysis of the causes of bladder neck contracture after open and robot-assisted laparoscopic radical prostatectomy. BJU Int 2009;103(7):957–63. DOI: 10.1111/j.1464-410X.2008.08278.x.

4. Krane L.S., Bhandari M., Peabody J.O., Menon M. Impact of percutaneous suprapubic tube drainage on patient discomfort after radical prostatectomy. Eur Urol 2009;56(2):325–30. DOI: 10.1016/j.eururo.2009.04.018.

5. Lepor H., Nieder A.M., Fraiman M.C. Early removal of urinary catheter after radical retropubic prostatectomy is both feasible and desirable. Urology 2001;58(3):425–9. DOI: 10.1016/S0090-4295(01)01218-3.

6. Prasad S.M., Smith N.D., Catalona W.J. et al. Suprapubic Tube After Radical Prostatectomy. J Urol 2013;189(6):2028–30. DOI: 10.1016/j.juro.2013.03.031.

7. Schaeffer E.M., Partin A.W., Lepor H. Campbell-Walsh Urology 10th Edn., 2012. Section XVI: Prostate; Chapter 102 – Radical Retropubic and Perineal Prostatectomy; Postoperative management. Philadelphia: Saunders. Pp. 2801–2829.

8. Stolzenburg J.U., Andrikopoulos O., Kallidonis P. et al. Evolution of endoscopic extraperitoneal radical prostatectomy (EERPE): technique and outcome. Asian J Androl 2012;14(2):278–84. DOI: 10.1038/aja.2011.53.

9. Rocco F., Carmignani L., Acquati P. et al. Early continence recovery after open radical prostatectomy with restoration of the posterior aspect of the rhabdosphincter. Eur Urol 2007;52(2):376–83. DOI: 10.1016/j.eururo.2007.01.109.

10. Lepor H., Nieder A.M., Fraiman M.C. Early removal of urinary catheter after radical retropubic prostatectomy is both feasible and desirable. Urology 2001;58(3):425–9. DOI: 10.1016/S0090-4295(01)01218-3.

11. Sultan R., Slova D., Thiel B., Lepor H. Time to return to work and physical activity following open radical retropubic prostatectomy. J Urol 2006;176(4 Pt 1):1420–3. DOI: 10.1016/j.juro.2006.06.011.

12. Patel R., Lepor H. Removal of urinary catheter on postoperative day 3 or 4 after radical retropubic prostatectomy. Urology 2003;61(1):156–60. DOI: 10.1016/S00904295(02)02105-2.

13. Su L.M., Gilbert S.M., Smith J.A.Jr. CampbellWalsh Urology 10th Edn., 2012. Section XVI: Prostate; Chapter 103 – Laparoscopic and Robotic-Assisted Laparoscopic Radical Prostatectomy and Pelvic Lymphadenectomy; Postoperative management. Philadelphia: Saunders. P. 2842.

14. Patil K., Kirby R., Hicks J., Stolzenburg J.U. Laparoscopy or robotics: where does the future lie? BJU Int 2009;104(11):1551–3. DOI: 10.1111/j.1464-410X.2009.08782.x.

15. Lepor H., Nieder A.M., Fraiman M.C. Early removal of urinary catheter after radical retropubic prostatectomy is both feasible and desirable. Urology 2001;58(3):425–9. DOI: 10.1016/S0090-4295(01)01218-3.

16. Gratzke C., Dovey Z., Novara G. et al. Early catheter removal after robot-assisted radical prostatectomy: surgical technique and outcomes for the aalst technique (ECaRemA Study). Eur Urol 2016;69:917–23. DOI: 10.1016/j.eururo.2015.09.052.

17. Gandaglia G., Fossati N., Zaffuto E. et al. Development and internal validation of a novel model to identify the candidates for extended pelvic lymph node dissection in prostate cancer. Eur Urol 2017;72(4): 632–40. DOI: 10.1016/j.eururo.2017.03.049.

18. Cheman A., Yuh B., Zhumkhawala A. et al. Prospective randomised non-inferiority trial of pelvic drain placement vs no pelvic drain placement after robot-assisted radical prostatectomy. BJU Int 2018;121(3):357–64. DOI: 10.1111/bju.14010.

19. Lista G., Lughezzani G., Buffi N.M. et al. Early catheter removal after robot-assisted radical prostatectomy: results from a prospective single-institutional randomized trial (ripreca study). Eur Urol Focus 2018;2405– 4569(18):30314–6. DOI: 10.1016/j.euf.2018.10.013.

20. Kamat A.M., Jacobsohn K.M., Troncoso P. et al. Validation of criteria used to predict extraprostatic cancer extension: a tool for use in selecting patients for nerve sparing radical prostatectomy. J Urol 2005; 174(4 Pt 1):1262–5.

21. Good D.W., Stewart G.D., Stolzenburg J.U., McNeill S.A. Analysis of the pentafecta learning curve for laparoscopic radical prostatectomy. World J Urol 2014;32(5): 1225–33. DOI: 10.1007/s00345-013-1198-9.

22. Lee J.K., Assel M., Thong A.E. et al. Unexpected long-term improvements in urinary and erectile function in a large cohort of men with self-reported outcomes following radical prostatectomy. Eur Urol 2015;68(5):899–905. DOI: 10.1016/j.eururo.2015.07.074.

23. Hamilton Z.A., Kane C.J. Nerve-sparing Technique During Radical Prostatectomy and its Effect on Urinary Continence. Eur Urol 2016;69(4):590–1. DOI: 10.1016/j.eururo.2015.08.023.

24. Asimakopoulos A.D., Topazio L., De Angelis M. et al. Retzius-sparing versus standard robot-assisted radical prostatectomy: a prospective randomized comparison on immediate continence rates. Surg Endosc 2018. DOI: 10.1007/s00464-018-6499-z.

25. Mottet N., Bellmunt J., Bolla M. et al. EAU-ESTRO-SIOG Guidelines on Prostate Cancer. Part 1: Screening, Diagnosis, and Local Treatment with Curative Intent. Eur Urol 2017;71(4):618–29. DOI: 10.1016/j.eururo.2016.08.003.

26. Hashimoto T., Yoshioka K., Gondo T. et al. The impact of lateral bladder neck preservation on urinary continence recovery after robot-assisted radical prostatectomy. J Endourol 2018;32(1):40–5. DOI: 10.1089/end.2017.0459.

27. Mohler J.L., Armstrong A.J., Bahnson R.R. et al. Prostate Cancer, Version 1.2016. J Natl Compr Canc Netw 2016;14(1):19–30.

28. El Hajj A., Ploussard G., de la Taille A. et al. Analysis of outcomes after radical prostatectomy in patients eligible for active surveillance (PRIAS). BJU Int 2013;111(1):53–9. DOI: 10.1111/j.1464-410X.2012.11276.x.

29. Tobias-Machado M., Lasmar M.T., Medina J.J. et al. Preliminary experience with extraperitoneal endoscopic radical prostatectomy through duplication of the open technique. Int Braz J Urol 2005;31:228–35.

30. Thompson I.M., Tangen C.M., Paradelo J. et al. Adjuvant radiotherapy for pathological T3N0M0 prostate cancer significantly reduces risk of metastases and improves survival: long-term follow up of a randomized clinical trial. J Urol 2009;181(3):956–62. DOI: 10.1016/j.juro.2008.11.032.


Для цитирования:


Носов А.К., Рева С.А., Беркут М.В., Петров С.Б. Раннее удаление уретрального катетера после экстраперитонеоскопической радикальной простатэктомии. Онкоурология. 2019;15(2):53-63. https://doi.org/10.17650/1726-9776-2019-15-2-53-63

For citation:


Nosov A.K., Reva S.A., Berkut M.V., Petrov S.B. Early removal of urethral catheter after endoscopic extraperitoneal radical prostatectomy. Cancer Urology. 2019;15(2):53-63. (In Russ.) https://doi.org/10.17650/1726-9776-2019-15-2-53-63

Просмотров: 105


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1726-9776 (Print)
ISSN 1996-1812 (Online)