Preview

Онкоурология

Расширенный поиск

Клиническое значение молекулы повреждения почек KIM-1 в плазме крови больных почечно-клеточным раком

https://doi.org/10.17650/1726-9776-2020-16-4-39-47

Полный текст:

Аннотация

Введение. Важнейшая задача в области улучшения результатов лечения почечно-клеточного рака (ПКР) — поиск и валидация маркеров для его ранней диагностики, которых в клинической практике пока нет. Установлено, что еще до возникновения и/или выявления ПКР повышается уровень молекулы повреждения почек 1 (kidney injury molecule 1, KIM-1) в плазме крови.

Цель исследования — сравнительная оценка уровней KIM-1 в плазме крови здоровых доноров, больных раком, пациентов с доброкачественными новообразованиями и неопухолевыми патологиями почек и ее роли в диагностике и прогнозе рака почки.

Материалы и методы. Обследованы 125 больных ПКР (возраст 33—81 год), 14 пациентов с доброкачественными новообразованиями почки (29—84года), 90пациентов с хроническими нефритами (28—82года) и 68практически здоровых доноров (18—71 год). Содержание KIM-1 в плазме крови определено с помощью наборов Human Serum TIM-1/KIM-1/HAVCR Quantikine® ELISA kit (R&D Systems Biotechne®, США).

Результаты. Содержание KIM-1 в плазме крови больных ПКР и хроническими нефритами статистически значимо выше, чем в контроле (медиана 305, 282 и 37,8 пг/мл соответственно; p <0,0001). Частота превышения порогового уровня 90 пг/мл, соот-ветствующего верхнему 95 % доверительному интервалу контроля, у больных ПКР составила 79,2 %, у больных нефритами — 83 %, у пациентов с доброкачественными опухолями — 50 %. Специфичность относительно здоровых доноров составила 96 %. Уровень KIM-1 высокозначимо повышался с увеличением распространенности рака почки и уже при I стадии в 4,3 раза по медиане превышал показатели группы контроля (р <0,0001). Частота выявления I—II стадии рака почки при пороговом уровне 90 пг//м — 75 %; III—IVстадии — 94 %. Наиболее высокие уровни KIM-1 обнаружены у больных папиллярным раком (медиана 644 пг/мл), что более чем вдвое выше, чем при светлоклеточном, и в 32 раза выше, чем при хромофобном раке. Уровень KIM-1 в 7 раз выше по медиане при степени злокачественности G3_4, чем при Gi2 (p <0,0001). При пороговом уровне KIM-1163 пг/мл, соответствующем медиане при I стадии, выявлены значимые различия в показателях 3,5-летней выживаемости как в общей группе (при высоком уровне маркера — 49 %, при низком — 95 %; p <0,01), так и при Iстадии ПКР (62 и 100 % соответственно; p <0,05).

Заключение. KIM-1 плазмы крови может стать первым высокочувствительным маркером для раннего выявления ПКР, но не позволяет провести дифференциальную диагностику опухолевых и неопухолевых поражений почек. Повышенный уровень KIM-1 в плазме является фактором неблагоприятного прогноза независимо от степени распространенности опухолевого процесса.

Об авторах

Е. С. Герштейн
ФГБУ Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н. Блохина Минздрава России; ФГБОУ ВО Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова Минздрава России
Россия

Елена Сергеевна Герштейн - Ведущий научный сотрудник лаборатории клинической биохимии НМИЦ онкологии им. Н.Н.Блохина, профессор кафедры клини. биохимии и лаб. диагностики ФДПО МГМСУ; д.б.н., профессор.

115478 Москва, Каширское шоссе, 24; 127473 Москва, Делегатская ул., 20/1


Конфликт интересов: Конфликта интересов нет


Д. С. Набережнов
ФГБУ Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н. Блохина Минздрава России; ФГБУН Институт молекулярной биологии им. В.А. Энгельгардта, Российская академия наук
Россия

Денис Сергеевич Набережнов - младший научный сотрудник, к.б.н.

115478 Москва, Каширское шоссе, 24; 119991 Москва, ул. Вавилова, 32


Конфликт интересов: Конфликта интересов нет


А. А. Алферов
ФГБУ Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н. Блохина Минздрава России; ФГБОУ ВО Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова Минздрава России
Россия

Александр Андреевич Алферов -        врач клинической лабораторной диагностики лаборатории клинической биохимии НМИЦ онкологии им. Н.Н.Блохина, ст.лаб. кафедры клини. биохимии и лаб. диагностики ФДПО МГМСУ.

115478 Москва, Каширское шоссе, 24; 127473 Москва, Делегатская ул., 20/1


Конфликт интересов: Конфликта интересов нет


С. Д. Бежанова
ФГБУ Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н. Блохина Минздрава России
Россия

Светлана Дмитриевна Бежанова - Отдел морфологической и молекулярно-генетической диагностики опухолей.

115478 Москва, Каширское шоссе, 24


Конфликт интересов: Конфликта интересов нет


Н. Ф. Фролова
ГБУЗ г. Москвы Городская клиническая больница № 52 Департамента здравоохранения г. Москвы
Россия

Надия Фяатовна Фролова - заместитель главного врача по нефрологической помощи, кандидат медицинских наук.

123182 Москва, ул. Пехотная, 3


Конфликт интересов: Конфликта интересов нет


В. Б. Матвеев
ФГБУ Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н. Блохина Минздрава России
Россия

Всеволод Борисович Матвеев - Заместитель директора по научной и инновационной работе, заведующий хирургическим отделением № 4 (онкоурологии); чл.-корр. РАН, доктор медицинских наук, профессор.

115478 Москва, Каширское шоссе, 24


Конфликт интересов: Конфликта интересов нет


Н. Е. Кушлинский
ФГБУ Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н. Блохина Минздрава России; ФГБОУ ВО Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова Минздрава России
Россия

Николай Евгеньевич Кушлинский - заведующий лабораторией клинической биохимии НМИЦ онкологии им. Н.Н.Блохина, зав. кафедрой клини. биохимии и лаб. диагностики ФДПО МГМСУ; академик РАН, доктор медицинских наук, профессор.

115478 Москва, Каширское шоссе, 24; 127473 Москва, Делегатская ул., 20/1


Конфликт интересов: Конфликта интересов нет


Список литературы

1. Scelo G., Muller D.C., Riboli E. et al. KIM-1 as a blood-based marker for early detection of kidney cancer: a prospective nested case-control study. Clin Cancer Res 2018;24(22):5594—601. DOI: 10.1158/1078-0432.CCR-18-1496.

2. Rennert P.D. Novel roles for TIM-1 in immunity and infection. Immunol Lett 2011;141(1):28—35. DOI: 10.1016/j.imlet.2011.08.003.

3. Brooks C.R., Yeung M.Y., Brooks Y.S. et al. KIM-1-/TIM-1-mediated phagocytosis links ATG5-/ULK1- dependent clearance of apoptotic cells to antigen presentation. EMBO J 2015;34(19):2441—64. DOI: 10.15252/embj.201489838.

4. Ichimura T., Bonventre J.V., Bailly V. et al. Kidney injury molecule-1 (KIM-1), a putative epithelial cell adhesion molecule containing a novel immunoglobulin domain, is up-regulated in renal cells after injury. J Biol Chem 1998;273(7):4135—42. DOI: 10.1074/jbc.273.7.4135.

5. Yang L., Brooks C.R., Xiao S. et al. KIM-1-mediated phagocytosis reduces acute injury to the kidney. J Clin Invest 2015;125(4):1620—36. DOI: 10.1172/JCI75417.

6. Bonventre J.V. Kidney injury molecule-1 (KIM-1): a urinary biomarker and much more. Nephrol Dial Transplant 2009;24(11):3265—68. DOI: 10.1093/ndt/gfp010.

7. Assadi F., Sharbaf F.G. Urine KIM-1 as a potential biomarker of acute renal injury after circulatory collapse in children. Pediatr Emerg Care 2019;35(2):104-7. DOI: 10.1097/PEC.0000000000000886.

8. Schulz C.A., Engstrom G., Nilsson J. et al. Plasma kidney injury molecule-1 (p-KIM-1) levels and deterioration of kidney function over 16 years. Nephrol Dial Transplant 2020;35(2):265-73. DOI: 10.1093/ndt/gfy382.

9. Moresco R.N., Bochi G.V., Stein C.S. et al. Urinary kidney injury molecule-1 in renal disease. Clin Chim Acta 2018;487:15-21. DOI: 10.1016/j.cca.2018.09.011.

10. Bailly V., Zhang Z., Meier W. et al. Shedding of kidney injury molecule-1, a putative adhesion protein involved in renal regeneration. J Biol Chem 2002;277(42):39739-48. DOI: 10.1074/jbc.M200562200.

11. Bonventre J.V. Kidney Injury Molecule-1 (KIM-1): a specific and sensitive biomarker of kidney injury. Scand J Clin Lab Invest Suppl 2008;241:78-83. DOI: 10.1080/00365510802145059.

12. Герштейн Е.С., Кушлинский Н.Е. Маркер К1М-1 в ранней диагностике почечно-клеточного рака. Технологии живых систем 2019;16(1):5-20. DOI: 10.18127/j20700997-201901-01.

13. Солохина М.П., Сергеева Н.С., Маршутина Н.В. и др. KIM-1 (kidney injury molecule-1) как потенциальный серологический/урологический опухолеассоциированный маркер почечно-клеточного рака и нефротоксичности химиопрепаратов. Онкоурология 2019;15(3):132-42. DOI: 10.17650/1726-9776-2019-15-3-132-142.

14. Shalabi A., Abassi Z., Awad H. et al. Urinary NGAL and KIM-1: potential association with histopathologic features in patients with renal cell carcinoma. World J Urol 2013;31(6):1541-45. DOI: 10.1007/s00345-013-1043-1.

15. Han W.K., Bailly V., Abichandani R. et al. Kidney Injury Molecule-1 (KIM-1): a novel biomarker for human renal proximal tubule injury. Kidney Int 2002;62(1):237-44. DOI: 10.1046/j.1523-1755.2002.00433.x.

16. Morrissey J.J., London A.N., Lambert M.C., Kharasch E.D. Sensitivity and specificity of urinary neutrophil gelatinase-associated lipocalin and kidney injury molecule-1 for the diagnosis of renal cell carcinoma. Am J Nephrol 2011;34(5):391-8. DOI: 10.1159/000330851.

17. Cuadros T., Trilla E., Vila M.R. et al. Hepatitis A virus cellular receptor 1/ kidney injury molecule-1 is a susceptibility gene for clear cell renal cell carcinoma and hepatitis A virus cellular receptor/ kidney injury molecule-1 ectodomain shedding a predictive biomarker of tumour progression. Eur J Cancer 2013;49(8):2034-47. DOI: 10.1016/j.ejca.2012.12.020.

18. Канукоев К.Ю., Сергеева Н.С., Кармакова Т.А. и др. KIM-1 (kidney injury molecule 1) в моче больных почечно-клеточным раком. Онкоурология 2020;16(3):21-8.. DOI: 10.17650/1726-9776-2020-16-3-21-28.

19. Cuadros T., Trilla E., Sarro E. et al. HAVCR/KIM-1 activates the IL-6/ STAT-3 pathway in clear cell renal cell carcinoma and determines tumor progression and patient outcome. Cancer Res 2014;74(5):1416-28. DOI: 10.1158/0008-5472.CAN-13-1671.

20. Kushlinskii N.E., Gershtein E.S., Naberezhnov D.S. et al. Kidney Injury Molecule-1 (KIM-1) in blood plasma of patients with clear-cell carcinoma. Bull Exp Biol Med 2019;167(3):388-92. DOI: 10.1007/s10517-019-04533-w.

21. Han W.K., Alinani A., Wu C.L. et al. Human kidney injury molecule-1 is a tissue and urinary tumor marker of renal cell carcinoma. J Am Soc Nephrol 2005;16(4):1126-34. DOI: 10.1681/ASN.2004070530.

22. Zhang P.L., Mashni J.W., Sabbisetti V.S. et al. Urine kidney injury molecule-1: a potential non-invasive biomarker for patients with renal cell carcinoma. Int Urol Nephrol 2014;46(2):379-88. DOI: 10.1007/s11255-013-0522-z.


Для цитирования:


Герштейн Е.С., Набережнов Д.С., Алферов А.А., Бежанова С.Д., Фролова Н.Ф., Матвеев В.Б., Кушлинский Н.Е. Клиническое значение молекулы повреждения почек KIM-1 в плазме крови больных почечно-клеточным раком. Онкоурология. 2020;16(4):39-47. https://doi.org/10.17650/1726-9776-2020-16-4-39-47

For citation:


Gershtein E.S., Naberezhnov D.S., Alferov A.A., Bezhanova S.D., Frolova N.F., Matveev V.B., Kuslinskii N.E. Clinical implication of kidney injury molecule (KIM-1) in blood plasma of renal-cell cancer patients. Cancer Urology. 2020;16(4):39-47. (In Russ.) https://doi.org/10.17650/1726-9776-2020-16-4-39-47

Просмотров: 59


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1726-9776 (Print)
ISSN 1996-1812 (Online)
X